Олена Несміян

nesmiyanОлена Несміян — член Спілки християнських письменників України, поетеса, театральний режисер, продюсер. Відома своїми двома поетичними збірками не тільки в Україні, а й у Росії, Білорусії, Молдові, Німеччині, Ізраїлі, США ... Творчість Олени не залишає байдужим жодного, хто зазирає хоча б одним оком на сторінки її поезії. Багатий внутрішній світ поетеси  дає можливість збагатити вірші життям, злободенністю та мрійливістю. Вона ніби говорить у своїх віршах : “ Щоб не було, не зупиняйся. Мрії збуваються!”


Прощаю, отрываюсь и лечу… 

Прощаю, отрываюсь и лечу…
Я не хочу быть скована обидой.
Я не желаю быть к земле прибитой.
Хочу лететь! Свободной быть хочу!

Мне крылья подарили в небесах
В обмен на старый панцирь черепаший.
В обмен на бесполезный день вчерашний
Мне подарили жизнь в иных мирах..

Я дорого плачу за свой полет.
Большая вера требует вложений –
Отказа от обид и самомнений,
Иначе кто-то твой полет прервет.

А прерванный полет, почти как смерть!
С небесной высоты так больно падать
В объятья пресмыкающихся гадов…
Так птица недостойна умереть!

Она летит в небесную страну,
И если вышел срок часов песочных,
Она не упадет, а лишь проскочит
Преображенья дивную черту…

Гораздо легче ползать, чем летать:
Стабильней, безопасней и сытнее
Но к счастью птицы ползать не умеют.
Они должны в полете умирать…

 

Просто грустно

Просто грустно и хочется плакать.
Просто жалко себя до боли.
На душе мелкий дождь и слякоть.
Может правда поплакать что ли?
Только вряд ли они помогут
Эти глупые чудо-слезы.
Я бесхитростной той породы,
Что не видит в уловках пользы.
А без зрителей плакать глупо:
Пожалеть себя в одиночку,
Красным носом в платок похлюпать,
В тупике расставляя точки…
Нет, уж лучше подумать трезво:
Что же так меня огорчило?
Может, есть во вселенной средство,
Что бы рану мою лечило?

Есть! – ответил холодный разум, -
Этот лекарь – скупое время,
Он снимает обид проказу,
Тяжесть горя и боли бремя.
Если прямо сейчас представить,
Что внезапно прошло лет десять,
И что время способно старить,
Помогая все трезво взвесить,
То становится очевидно,
Что потом мне не будет больно
За сегодняшние обиды
И за все, чем я недовольна.
Я забуду слова и лица,
Что сегодня меня тревожат…
Перевернутая страница
Мне былое забыть поможет.
И тогда в тишине осенней,
В повзрослевшем степенном сердце
Вдруг кольнет от того, что время
Умудрилось куда-то деться.
И единственной болью станет
Ускорение на планете,
И вселенная друг устанет
Догонять бесконечный ветер…

Так, простите, уже забыла:
Отчего мне хотелось плакать?

 

Я где-то потеряла 10 лет

Я где-то потеряла 10 лет.
И не могу их отыскать, хоть плач!
Моей тревожной юности рассвет
Умчался за веселым ветром вскачь.
И стало как-то тихо и тепло,
Ни ветра, ни беспечных сквозняков…
Садимся плотно ужинать за стол,
А ветер чай хлебнул и был таков.
Куда он полетел? Не рассказал
О странствиях своей степной души!
Когда-то он меня с собою брал,
А вот теперь, подумайте, спешит!
Когда-то он меня всерьез любил,
Срывал мне листья с кленов расписных,
Заигрывая, шляпу уносил,
А под подушку клал цветные сны…
Теперь не ждет, не ищет, не манит,
Так грустно улыбнется и бежать!
А я все жду, быть может, посетит,
И повернет скупое время вспять?
Быть может, разметает косы дел,
Развеселит серьезность жития…
Но беззаботный ветер улетел,
А с ним и юность дивная моя…
Зато остались важные дела…

Мне больно? Нет…
Мне страшно? Тоже нет…
Ведь я когда-то ветреной была,
Ведь я успела встретить свой рассвет!
А он не может длиться без конца.
И жизнь перемещается в зенит.
Один упрямо ищет ветерка,
Другой – за свой зенит благодарит…
Неумолимо время. Свят закат.
Прекрасен путь. Божественен исход.
И только чистый возрожденный взгляд
В конце пути итоги подведет.

 

Женщине

Тонкая, нежная, словно былиночка,
Стонет душа твоя – в поле травиночка.
Ветры и ливни, беды житейские
Грубо кромсают звания женские:
Бабушка, мама, супруга, любимая –
Все дешевеет ценность старинная…
С детства обманутая и ненужная,
Продана в рабство чести жемчужина...
Быстро проходят годы беспечные,
Гаснет любовь, пустота перед вечностью,
Сердце в морщинах, в сединах головушки...
Так и не стали принцессами золушки,
Так и не стали кем-то любимыми,
Нужными, нежными, неповторимыми,
О красоте своей так и не вспомнили,
Крылья сломали, мечты не исполнили…
Птицы посажены в клетки страдания!
Может, не знали о высшем призвании?
Может, не слышали зова Небесного?
Сами с собою не были честными?
Разве страдание – норма для женщины?
Время настало склеивать трещины!
Не для того мы находимся в здравии,
Чтобы заканчивать путь свой в бесславии!
Всякая женщина – это жемчужина,–
Ценная, неповторимая, нужная.
В каждой заложено семя величия,
Нужно лишь только найти и взрастить его.
Чем? Осознанием собственной важности.
Мир задыхается в глупой продажности,
Судьбы бумажны, законы изменчивы…
Миру нужны настоящие женщины!
Именно ты, как Есфирь благодатная,
Справиться можешь с темными пятнами,
И защитить этот мир от погибели!
Царь протянул к тебе милости скипетр…
Если ты будешь молчать и бездействовать,
Будешь обычной маленькой женщиной.
Не прогибайся под мира традиции,
Дай себе шанс стать Божьей царицею!

 

Это утро Твое…

Это утро Твое… Это ты подарил
Мне такое чудесное утро!
Это Ты темной ночью меня защитил,
Не позволив расправу кому-то..
Я спала беззащитно, душа воробьем
Упорхнула в страну сновидений
Так беспечно оставив свой временный дом
В зыбком царстве блуждающих теней.
Словно коршуны вились они надо мной!
Я бежала, бежала, бежала..
И не знала, что рядом стоял часовой,
Поправляя на мне одеяло.
Я не знала, что рост его сорок локтей,
Что в руках его меч неизменный…
Божий Ангел поставлен рукою твоей
Охранять мой покой драгоценный.
Божий Ангел! Невидимый мой исполин!
Как святыню, как Божью невесту
Осторожно в небесных ладонях хранит
Мое тело, и душу, и сердце…
Это счастье проснуться здоровой и жить,
Быть всегда молодой и красивой,
Потому что так видишь и чувствуешь Ты…
Обещаю, я буду счастливой!

 

Творю Твои земные чудеса

Творю Твои земные чудеса.
Немножко неуверенно, неловко
Освобождаю мир из «глуполовки»
И отправляю прямо в небеса…

Как странно видеть птицу в кандалах,
Бредущую пешком! Как бесполезно
Пылятся крылья, ставшие протезом!
Как жаль, что им взлететь мешает страх.

Ломаю двери клеток золотых,
Где птицы в уголке к навозу жмутся,
Ругаются, кричат…или смеются,
И требуют себе дверей других.

А я не понимаю и сержусь.
И хочется оставить мир в покое!
Но в сердце слышу отзвук Божьей боли…
Поэтому я снова не сдаюсь.

Опять взмахну подаренным крылом,
Взлечу на небо
к САМОЙ ГЛАВНОЙ ПТИЦЕ…
Во мне ее священная частица,
А под ее крылом мой вечный дом.

Поплачу, отдохну и наберу
Побольше крыльев для бескрылых братьев
И буду продолжать учить летать их,
И достигать небесную страну…

 

Мало любите…

Он сказал мне: «Мало любите»
                 Я не поняла: «Кого?»
Он ответил: «Ветви рубите,
                         обижая своего»
Я шепчу: «Кого обидели?
                Я не знаю, расскажи!»
Он молчал. Так больно видимо
                  для Его святой души
Видеть мелкие сражения
       крупных царственных детей.
Видно это согрешение
             для Него всего больней.
Он молчал, и слезы крупные
             сердце резали дождем…
Значит мы в семье преступники,
              раз ломаем Отчий дом?
И не важно, чья позиция
         ближе к небу, иль верней!
Ведь святая инквизиция
               нас не делает родней!
Бог молчит, не сыпет искрами,
        гневным громом не гремит,
Он уже сказал нам истину,
            а с глухими Он молчит…

Невниманием, презрением
            или скрытенькой злобой
Очищаем сад от зелени
               безнаказанной рукой…

Он сказал нам: «Мало любите»
             Значит мало Бога в нас?
Он сказал нам: «Ветви рубите»
             Это тех, кого Он спас…

Мы и сами-то привитые!
         Нам ли браться за топор?
Пусть цветут сады ветвистые,
               умиляя Божий взор…

 

Мечта

Человек без мечты, словно птица без крыльев,
Приземлившийся с неба орел-пешеход,
И каким бы он не был могучим и сильным,
Человек без мечты не летит, а идет.
И маршрут очевиден: шаг влево, шаг вправо,
Два вперед, три назад и по кругу разок!
На земле четкий свод «нелетательных» правил,
Выполняешь – имеешь от жизни кусок.
Раз кусок, два кусок, суетишься о третьем
Головы не подняв, все в житейских делах..
На земле вопросительный знак не заметен,
Все вопросы обычно парят в небесах!
Кто я? Где? Почему? И зачем? И откуда?
В этих вечных вопросах рождается жизнь.
И тогда на земле совершается чудо
И еще один взгляд устремляется ввысь..
И припомнится где-то в чулане забытом
Среди старых игрушек пылится МЕЧТА
Стать принцессой, пожарником, быть знаменитым,
Путешествие, сцена, полет, высота…
В этой детской мечте есть подсказка от Бога,
В ней заложена мощь совершительных сил!
И она, как звезда, освещает дорогу
К этой цели заветной, меняющей мир.
Лишь мечта поднимает упавшие плечи,
Заставляет лететь на большой высоте!
Вся вселенная будет стремиться на встречу
Настоящей обдуманной светлой мечте…
Человек без мечты, словно птица без крыльев,
А мечтатель подобен орлу в небесах…
Все великие люди становились великими
Потому что доверились детским мечтам.

 

Кто придумал запах роз?

Расцветает день новый,
Свет рассеял тень снова…
Задаю простой вопрос:
Кто придумал запах роз?
Кто придумал синь неба,
Кто придумал вкус хлеба?
Чья фантазия видна
Из раскрытого окна?
Входит в гости свет лунный,
Трогая сердец струны,
Под покровом тишины
Кто-то нам приносит сны…
Кто раскрыл шатер звездный,
Кто утер твои слезы,
Кто же нас так полюбил,
Что весь мир нам подарил?

 

Ты помнишь, как мы воевали…

– Ты помнишь, как мы воевали тогда?
Ты помнишь?
– Конечно, помню…
– А помнишь в чашках кусочки льда?
Мы грели и пили с солью...
– Ты помнишь, как страшно было нам
Под свист пулеметной трели?
Но ты мне с надеждой руку дал,
Мы в небо с тобой смотрели.

– А после войны был будто мир,
Но мне иногда казалось,
Что в мирной войне мы больше сил
Потратили. И осталось
Немного коротких светлых дней
В заслуженном мирном мире
С тобою идти рука в руке,
Взирая на небо синее.

Мы видели небо, и серые облака,
Мечтая о хлебе и розовых мотыльках,
Мечтая о мире, войны разрывая круг
Мы мир защитили союзом надежных рук…

Мы видели небо и белые облака,
И житницы с хлебом, и счастье
в своих руках.
Мы правили в мире, где Бог укрепляет дух.
Мы мир защитили союзом надежных рук…

 

Если в доме твоем…

Если в доме твоем наступает январь,
Значит нужно менять отрывной календарь.
Если в доме твоем стало трудно дышать,
Значит, окна пора в небеса отворять.
Если треснули старые стекла в очках,
Если в лужицу слез превратилась свеча,
Если бусы рассыпались и не собрать,
Значит, время настало все это менять!
Если струны порвались – пора заменить.
Если сны растерялись, их нужно забыть.
Каждый день нам бросает свой вызов: «Вперед!».
Кто ответил на вызов, тому и везет!
Кто боится, тот будет бояться всю жизнь.
С прошлым нужно расстаться и броситься ввысь!
Там, в объятиях неба очнуться от сна,
Пусть в душе наступает святая весна!
Не бойся новых чудес
В жизни твоей Иисус воскрес!

 

Стою на горе, созерцая…

Стою на горе, созерцая планету –
Микроб в удивительной сложной вселенной,
И вдруг понимаю: в невидимом "где-то"
Есть кто-то, придумавший небо и землю,
Есть кто-то, кто больше пустынь и селений,
Страшнее пещер и дымящих вулканов,
Кто старше веков и седьмых поколений,
Сильнее ветров и больших ураганов,
Есть кто-то, кто ярче слепящего солнца,
Белее белил и яснее ответа…
Невидимый кто-то наверно смеется,
Когда мы считаем... что его нету!
Что это случайно поставились горы,
Разлились моря, разукрасилось небо,
Сплелись паутинки, запахли цветочки
И ракушка произвела человека!
Не нужно особых святых откровений,
Прямых доказательств, научных открытий,
Чтоб просто понять, что у всяких творений
Есть мудрый Творец, гениальный Родитель!
А если достоинство так пузырится,
Что вы себе кажетесь богом немного,
Бегите на гору, и вниз посмотрите:
Насколько огромны ладони у Бога!

 

Муравьи

Нам муравьи подрыли дом,
он маленький, он старый,
Но мы проводим лето в нем,
для нас он, как подарок!
Он мог рассыпаться давно,
ему – лет девяносто!
А мы все бережем его,
хоть это так не просто!
Мы мажем глиной каждый год
израненные стены,
И домик наш всю зиму ждет
своих хозяек верных…
Но вот, представьте, муравьи
в стене расположились,
Прорыли там хода свои
и весело зажили!
Трухой посыпалась стена,
ее спасать нам нужно,
А муравьиные стада
свой замок строят дружно…
Конечно, мы их победим.
Мы правы, мы сильнее.
Мы замуруем глиной их,
ведь людям дом нужнее!
Но все же жалко стало мне
народец муравьиный,
Они не ведали о зле,
которое творили.
Мне захотелось их спасти
от гибели напрасной,
И я сказала им уйти,
отчетливо и ясно.
И хоть мой голос был, как гром,
для них он был неслышен.
Вот если б мне стать муравьем
и подойти к ним ближе,
Обнять их, как своих родных
и стать для них спасеньем!
И даже… жизнь отдать за них,
пройдя через мученья…
Смотрю на муравьиный люд
и думаю о вечном,
Вот так же на земле живут
и люди-человечки,
И так же разрушают дом –
прекрасную планету,
Недальновидностью и злом
кромсая чудо это…
И Бог кричал им с высоты:
«Остановитесь, люди!
Не погубите красоты!
Другой земли не будет!»
И хоть Творец кричал, как гром,
для нас Он был неслышен.
И он решил стать муравьем,
чтоб подойти к нам ближе,
Пройти тяжелый путь земной
от клеточки до трупа…
ТВОРЕЦ ПОСЛАЛ СВОЮ ЛЮБОВЬ
по нашему маршруту…
Она входила в каждый дом,
и, вытирая ноги,
Садилась в кухне за столом,
уставшая с дороги.
Прогоните – она уйдет,
но если разрешите,
Останется и принесет
вам все, что вы хотите…

Очеловечившийся Бог
пришел на землю жизнью вечной,
Увеличительным стеклом
обожествляя человечков…

 

Бутерброд

Бежала по делам, проголодалась,
Достала «недоетый» бутерброд
(с обеда половина оставалась,
мне телефон покушать не дает).
Ем на ходу, мечтая об уюте,
О тихом ресторанчике в лесу,
Об очень дорогом заморском блюде...
И ем свою простую колбасу!
Печально рассуждаю о судьбине,
О праздности, о людях без забот,
Которым так везет несправедливо...
И ем свой ненавистный бутерброд!
И вдруг, из-за киоска свежей прессы,
Является весьма не свежий дед,

И скромно ждет, когда же я наемся
И выброшу с остатками пакет...
Так виновато смотрит исподлобья,
А я застыла и не шевелюсь..
Куда мне деться с этого «застолья»?
Ведь я не деда, я себя боюсь!
Боюсь переступить через границу,
Что отделяет сердце от мозгов,
Боюсь, что центр тяжести сместится
В страну немилосердных дураков.
Боюсь привыкнуть к горю и уродству,
К разврату, извращению и лжи,
Боюсь, что вознесусь к бездушным звездам,
И не замечу старика в пыли...
Я струсила, ушла не поделившись,
И не смогла ни выбросить, ни съесть
Злосчастный бутерброд людских традиций,
Которым подавилась наша честь,
Которым извратились наши мысли,
Которому мы служим как рабы...
Коварный бутерброд ворует жизни,
И прячет их в мещанские гробы.
Они плывут, кряхтя и соревнуясь,
Оклеенные брендом и фирмой,
Костями золочеными красуясь,
И различаясь только лишь ценой…
Пропита честь, запаяны карманы,
В аренду милосердие сдано,
Ни верность, ни любовь не актуальны,
И не вознаграждаемо добро.
Народ мой, разделившийся на касты,
С презрением плюет друг другу вслед...
О, Бутерброд, какой ты злой и властный,
Над теми, у кого единства нет!

Как мелочна, криклива и убога
Краса гробов без красоты души…
Мутирует народ, не зная Бога,
Бесцельна и мертва без Бога жизнь…

shpu facebook

 

biblioteka

krug-stol2013

krug-stol2014

Головна сторінка | Людина року | Контакти

© Використання будь-яких матеріалів сайту дозволено тільки за умови активного гіперпосилання на джерело. Офіційний сайт Спілки християнських письменників України. 2010-2017 рр.